afirsov (afirsov) wrote,
afirsov
afirsov

Categories:

К юбилею "Котяры" - Грумман F-14

Вчерась исполнился ёбиль первому истребителю четвертого поколения - F-14 "Томкет". Хотя на счет "четвертого" есть разные мнения - скорее он застрял в раскоряку между третьим и четвертым. Истребитель стал широко известен в основном благодаря фильму «Топ ган», но боевую славу снискал фактически только в составе иранских ВВС. Предлагается интервью иранского полковника в отставке Мостафы Рустаи, летавшего на «Томкете» во время ирако-иранской войны и сбившего пять иракских «Миражей» и «Мигов».
F-14A3
Иранский F-14A во всей красе - под крылом по паре ракет "Хок" и "Сайдуиндер", под фюзеляжем - четыре ракеты "Сперроу"

Каковы первые впечатления от F-14A?
- Впервые увидел F-14A во время обучения в США. В то время была большая шумиха по поводу выбора между F-14A и F-15 «Игл» - было ощущение, что шах Ирана в конце концов выберет один из этих истребителей. F-14 тогда совершали туры по всем американским авиабазам. Во время такого тура на авиабазе Лафлин иранским курсантам впервые разрешили посмотреть на F-14A. Удалось заглянуть в кабину, чтобы совершенно поразиться ее простору и влюбиться в этот самолет. После завершения учебы в США я вернулся в Иран, чтобы закончить курсы обучения на F-4 «Фантом». Хотя «Фантом» был на тот момент самым совершенным нашим самолетом, я продолжал мечтать о «Томкете»


Как можно в трех словах охарактеризовать «Томкет»?
- Это трудно. Пока я интересовался F-14, я прочитал практически все написанное о нем, постоянно говорил с инструкторами F-14A. И хотя быть пилотом «Фантома» тогда было определенно привилегией, «Томкет» был на голову выше. F-14A был последнем словом в том, что касалось истребителей.

Что самое замечательное было в нем?
- Когда вы познакомитесь с F-14 ближе, вы поймете, что главное в нем была хорошая управляемость, прощающая ошибки пилотов. Мой личный опыт говорит, что чаще всего проблемы в авиации бывают из-за ошибок пилотов. А F-14 прощал практически все ошибки пилотов, если они не выводили самолет за предельные режима полета и перегрузок.

Что самое плохое вы можете сказать про него?
- Я могу только сравнивать с теми самолетами, на которых летал – Т-37, Т-38 и «Фантом». Но могу сказать, что от F-14 никогда не испытывал каких-либо негативных ощущений – он был совершенным истребителем. Это была высшая точка развития линии истребителей-«кошек» фирмы «Грумман»… Фактически «Томкет» был безупречной конструкцией и доказал это в бою… Это – абсолютное совершенство.

Как бы вы оценили F-14 среди других истребителей?
- Прекрасная маневренность: на неустановившемся вираже я бы дал ему 5+. Если вы следите за углом атаки, предупреждением о приближении к срывным режимам и тому подобным, то скорость его разворота просто потрясающая. Как вы знаете, каждый самолет имеет свои пределы по перегрузке, и важно не превышать их. Установившейся разворот был еще лучше – дал бы 95 баллов из 100. Если опять же пилот следит за перегрузкой, то у него нет проблем. У меня был очень напряженный бой с МиГ-21, и F-14 показал себя очень хорошо на предельных режимах полета, которые были в то время недоступны ни одному истребителю – идеальный самолет для «драки в телефонной будке».

- Выход на большие углы атаки: предельный угол атаки легко контролируется, если вы правильно входите в маневр и удерживаете скорость. Фактически F-14 достигал больших углов атаки, чем любой самолет, на котором я летал. Мощные двигатели давали реальное ощущение превосходство в воздухе. Это очень нравилось – дал бы 100 из 100.
Скороподъемность, а также как и разгон – можете сами убедиться на кадрах на авиашоу, насколько у F-14 превосходные эти характеристики.

- Средства обнаружения и прицеливания – не забывайте, что мы в 2020 г. говорим о технологиях 70-х годов. Однако для 70-х, 80-х и даже 90-х годов они были превосходные – лучше, чем что-то еще в Восточном и Западном блоках. Мы могли в этом убедиться в боях с многочисленными «Миражами» F.1, МиГ-23 и в одном случае с МиГ-29. Локатор, средства РЭБ и связи были впереди всех своих современных противников. Такое впечатление, что конструкторы «Томкета» на своем опыте знали, что нужно истребителю в бою. По сравнению с F-4 «Томкет» был на поколения впереди. Локатор AWG-9 и системы управления им были настоящим чудом. Я мог из северной части Персидского залива видеть иракские самолеты вплоть до Багдада. Это всегда меня потрясало. Приемник радиотехнической разведки был отличным. Слепые полеты ночью, либо в облаках доставляли радость.

- Характеристики – в целом самолет можно охарактеризовать как непревзойденный. Он имел отличное оснащение и в руках опытного летчика мог продемонстрировать все, на что способен. Отличная машина.

А кабина?
- Все системы управления были превосходно продуманы. Я был потрясен, когда впервые сел в заднюю кабину. Это все равно, что сидеть собственно на его фюзеляже – отличный обзор для пилота и оператора. Я помню, что когда был пилотом F-4 «Фантома», то мой шлем стучал по фонарю всякий раз, когда я хотел посмотреть вниз, и я должен был положить самолет в крен, чтобы посмотреть вниз. На F-14 это было по-другому. Каждый переключатель в кабине находился на своем месте и был легко доступен. Само сиденье легко регулировалось, а кондиционер в кабине обеспечивал наиболее комфортные условия.

Ситуационная осведомленность?
- Когда вы кабине истребителя, вы должны знать все, что происходит вокруг, вы должны быть сосредоточены и не отвлекаться. В истребителе много систем, которые снабжают вас потоком данных, которые позволяют сохранить вам жизнь. Если вы не знаете, что происходит вокруг, то быстро отправитесь к аллаху. Все чувства истребителя должны быть обращены на системы самолета, дающие информации об обстановке вне кабины, чтобы выжить в бою. Чтобы выжить, надо быть безупречным.

Что можете сказать про F-14, что я не знаю?
- Думаю, что большинство людей просто не понимают, какие потрясающие способности принес с собой F-14. Я налетал на «Фантоме» сотни часов, но мало знал о F-14, кроме того, чему меня учили и что я читал о нем. Только при реальной боевой подготовке и в воздушных боях его достоинства стали понятными.

Насколько хороши ракеты AIM-54А, какой у вас опыт их применения?
- Как вы знаете, история AIM-54А идет от попытки создания перехватчика А-12/YF-12, а потом от F-111. Таким путем она развивалась и совершенствовалась в мощную ракету, которая должна была перехватывать русские дальние бомбардировщики, атакующие авианосцы США. Но действительно смертельным оружием AIM-54А стала в сочетании с локатором AWG-9. Я считаю, что вероятность поражения этими ракетами достигала 90%. Мы имели совсем немного отказов при пуске. В целом это была надежная и эффективная система вооружения.
F-14A1
Пуск ракеты AIM-54А "Феникс" с "Томкета"

Позвольте добавить важное замечание – наши технические службы со своими техническими средствами (надо сказать, все было подготовлено и обучено американцами) вполне обеспечивали обслуживание ракет и их применение в бою. Без самоотверженности это было не возможно в течение всех восьми лет войны с Ираком. Я лично пустил четыре ракеты AIM-54, три из них сработали безупречно, дав мне три победы. Четвертая победа скорее всего «вероятная». Я не видел результата, поэтому не могу быть полностью уверенным. Чтобы увеличить вероятность поражения нам предписывалось пускать ракету на дальность до 65 км. Это было эффективное оружие большой дальности действия. Эффективность F-14 был потрясающая, правда, несколько «Томкетов» были сбиты своими…

Кто был вашим самым опасным противником?
- У меня было несколько «собачьих схваток»  так на нашем жаргоне называется ближний воздушный бой или еще – «поножовщина в телефонной будке». Дважды я сходился с французским «Миражом» F.1, одни раз против МиГ-23 и один раз против МиГ-21 – над Иламом недалеко от границы с Ираком. Бой с последним был захватывающей четырех-пятиминутной схваткой. Мой противник был превосходным и способным пилотом, как профессионал я не могу не отдавать ему должного. Теперь, спустя 38 лет я не вижу в нем врага, и это вызывает во мне сейчас противоречивые чувства.

- Всего за несколько часов до того – в полдевятого вечера мы были на разборе полетов. Выходя с него в 22.30, я обнаружил в расписании полетов, что у меня вылет завтра в 5.30 вместе с оператором Рейзой Тахмасаби. Аж потерял челюсть. Дома заснул на диване во время ужина, а проснулся от звонка оператора, который напоминал о полете. Это было 26 октября 1982 г. – шел третий год войны.

- Несколько секунд назад я хотел ему смерти, а теперь он был мертв, и у меня разбилось сердце. Может я даже прослезился. Это был невероятный пилот…
Мы с Резой взлетели на F-14A (№3-6078 – позывной «Капитан 1»). Нас наводил пункт управления в Дезфуле. Было спокойно, на радаре – ничего. Мы приближались к границе Ирака, затем отвернули назад. Так мы сделали несколько заходов, отворачивая то направо, то налево. Где-то на середине очередной «дорожки» Реза возбужденно попросил меня остаться на правом вираже. Через секунду Реза объявил о контакте со скоростной целью в 80 км. Диспетчер вскоре сообщил, что своих самолетов в этом районе нет. Нервы напряглись, что-то случилось… Реза сказал: «Я его больше не вижу, но он точно был…» Не успел закончить фразу, как оператор станции наведения в Дезфуле сообщил, что пара вражеских самолетов в 30 гр от нас слева ниже, курсом 180 – вероятно бомбят Ахваз или Дезфул. Я стал снижаться, переговариваясь с Резой.

- Оператор наведения продолжал нам выдавать данные цели, приближавшейся к нам. Реза скомандовал сделать резки левый разворот, сообщая о скорости сближения и дистанции до цели. Я подал напряжение на головку самонаведения ракеты AIM-9. Мельком увидел номер «2» на приближавшемся самолете, а потом и второй – номер «1». Тип вражеского самолета было определить с первого взгляда трудно, а времени на игру в угадайку не было. Был ли это истребитель МиГ-21 или ударный Су-22? Не будучи уверенным, я довернул на него, пока Реза следил за вторым. Самолет с «двойкой» заметил нас и заложил такой правый вираж, что я решил, – тот сошел с ума. Я был готов запустить «Сайдуиндер» где-то с пяти километров, но тот заметил нас, сбросил пилоны с подвеской и топливный бак и резко нырнул вправо. Он вошел в долину и быстро полетел над руслом реки в сторону Ирака. Мы преследовали его выше метров на 100-150. Этот пилот хорошо знал дорогу – он ткал такие «кружева», что приводил меня в ярость. Мне было трудно смириться, что МиГ-21 50-х годов не давал мне шансов на моем прекрасном F-14! Несколько раз он оказывался в пределах разрешенной дистанции пуска «Сайдуиндера», но каждый раз вовремя уворачивался, словно читал мои мысли. Этот иракский летчик был безусловно мастером своего дела – на юрком МиГ-21 он летал блестяще. Я просто восхищался его маневрами, пока Реза сзади не закричал о низком уровне топлива, я выключил форсаж и громко выдохнул: «Боже, мы залетели так далеко, что теперь все придется бросить!» К этому моменту из-за адреналина я уже хотел убить того парня, – если дело пойдет так и дальше, я просто протараню его! Может он понял это, я не знаю…

- В этот момент противник совершил ошибку как новичок – вместо того, чтобы взять ручку на себя, он развернулся и врезался в холм. Несколько секунд назад я хотел его смерти, а теперь он был мертв и мое сердце было разбито. Это был невероятный пилот – исключительный летчик. Несмотря на то, что формально я его не сбивал, победа была приписана мне «в результате маневра». Прошло 38 лет, а мне до сих пор грустно – он не заслужил, чтобы так погибнуть. Но наше положение было тоже критичным – нужно было найти воздушный заправщик, а это была не простая задача. Правда, пилот заправщика услышал по радио наши просьбы и решил остаться в районе ожидания, чтобы встретить нас. Мы связались с ним и все закончилось благополучно.

Какой была ваша жизнь на войне – что плохого, что хорошего?
- В начале войны у нас было мало боевого опыта, наиболее сложными заданиями были базовые комплексы упражнений «боевой маневр» и «маневры в воздушном бою», выполняемые по строгим инструкциям ВВС. А потом началась война. Я до первой ночи войны живьем «Феникса»-то и не видел. Мы летали с учебными KATM-54A, но не с боевыми ракетами. К этому прибавился семейный стресс – семья свалилась на жену. Поскольку пилотов F-14 не хватало, то приходилось проводить в небе много часов, прикрывая важный наземные объекты, включая порты, крупные города, нефтяную инфраструктуру. К счастью «запасливость» шаха позволила нам быть готовым к войне во всеоружии. В воздухе нас поддерживали эскадрильи воздушных заправщиков, позволяя подолгу находиться в воздухе. Были случаи, когда полет продолжался 8-9 часов. Некоторые летали и дольше. Несмотря на жертвы, наши семьи поддерживали нас. Лучше всего было, когда мы не несли потерь, а тяжелее всего, когда потери были…

Расскажите о ваших победах.
- На моем счета пять побед: одна над МиГ-21, который я переманеврировал, и еще два «Миража» F.1 и два ударных МиГ-23.

Что вы ощущали, отправляясь в бой на F-14A?
- Конечно – уверенность, думаю, как все пилоты нашей эскадрильи. То, что мы летали на всемирно известном F-14A с его передовыми характеристиками в сочетании с подготовкой лучшими инструкторами в США и Иране, заставляло нас чувствовать себя непобедимыми. Учитывая все трудности, с которыми столкнулись наши ВВС в послереволюционном Иране, я считают, что самолет и экипажи показали себя великолепно.

Какая боевая эффективность F-14 и его значение в войне?
- С психологической точки зрения я всегда ощущал преимущество перед врагом, находясь в F-14A. Наличие «Томкетов» в воздухе также укрепляло дух других наших бойцов. И без наземных диспетчеров перехватчик мало что стоит. Некоторые из диспетчеров были настолько хороши, что мы слепо шли туда, куда они нас наводили. Двое из них – Пежман и Асем были моими любимцами – они хорошо понимали, что мне нужно.

Как летчик-истребитель я понимал, что в моих руках лучшая техника, что мы хорошо обучены. К тому времени у нас был большой налет и уверенность в наших силах. Все что нам недоставало, чтобы владеть небом, – немного удачи. Я хочу сказать спасибо тому человеку, который купил для наших ВВС F-14 – он сделал правильный выбор.

Какой по-вашему самый большой миф о иранских F-14?
- Их несколько. Самый большой – что Ирану следовало вместо «Томкетов» закупить F-15A «Иглы». Я не согласен. Полагаю, что большинство моих коллег со мною согласны. Иран – огромная страна с разнообразной географией – от высоких горных хребтов до пустынь, к тому же сосед противника по холодной войне Советского Союза. У нас не было другого выбора, как перехватчик с мощным локатором и дальнобойными ракетами. F-15A – превосходный самолет, но не надо сравнивать нынешние версии с вариантом середины 70-х годов. Он бы просто не мог быть противовесом советским самолетам, не был способен обстреливать одновременно несколько целей и обеспечивать наведение других истребителей. Последнее оказалось особенно важно, так как шаху не удалось закупить АВАКСЫ Е-3, а после революции 1979 г. это было и не возможно. Фактически F-15 был доведен до нужных требований уже позже.

- Другой миф – что F-14A непобедим и несбиваем. Я с этим не совсем согласен – как каждая боевая система F-14 подвержена неудачам, человеческим ошибкам и появлением новой техники, способной его победить.

О чем по-вашему стоило еще спросить?
- В данный момент ничего не могу еще придумать, все, что хотел сказать, уже сказано. Есть еще сотни книг и документальных фильмов. Может стоило упомянуть двигатели TF30 – о них было много комментариев. Да, он не идеален и много говорилось о его срыве потока на его компрессоре на некоторых режимах полета. Да, это не очень хорошо, но в руках обученного, хорошо знающего эту проблему пилота с этим двигателем нет проблем.

Какие полеты более всего запомнились?
- Два полета остались в моей памяти – воздушный бой с МиГ-21 в 1982 г. и другой полета, когда как раз случился срыв в двигателе 5 мая 1985 г. во время воздушного патрулирования над центральным Ираном.

- Мы были на высоте 8000 м, выполняя вторую дозаправку за день. Когда топливо было передано, я стал постепенно убирать обороты двигателя. Неожиданно в кабине послышался сильный, пугающий шум, а потом – тишина. Кабину заполнило каким-то туманом – сначала я решил, что это дым, но потом понял, что это не он. Ничего не было видно. Мои уши заложило до резкого болевого ощущения. Самолет опустил нос, а панель приборов замигала как рождественская елка. Горели все сигнальные лампы, кроме одной – «Огонь!». «Прочитав» приборы, пришел к выводу – у нас два варианта: либо завести двигатели снова, либо «выбиться» (катапультироваться) из самолета. Моим оператором сзади сидел Мардани. Он читал мне чек-лист по аварийному запуску двигателя, который я пытался запустить. Было так тихо, что было слышно собственное дыхание. Я предупредил оператора, чтобы он был готов катапультироваться, если мы снизимся до 3000 м. Когда мы достигли высоты 4000 м загорелся сигнал, что электроснабжение самолета восстановлено – значит один из двигателей таки завелся. В этот момент, поверьте, у меня не было даже сил предупредить оператора, чтобы он не катапультировался – слова не выходили из меня. Собрав все силы, я крикнул: «Не выбивайся!» Оператор рявкнул в ответ: «Да, знаю я! Успокойся. Чувствую, что один из двигателей работает». Такое чувство, что выиграли в лотерею – правый двигатель заработал, левый стоял намертво. Я связался по радио с Ширазом о совершении аварийной посадки, и попросил поднять аварийный барьер, используя посадочный гак для принудительной остановки самолета.

F-14A2
Сейчас иранские "Томкеты" продолжают свою службу, несмотря на солидный возраст

Официально полковнику Рустаи засчитаны пять побед:
15 января 1981 г. – над Хузестаном над МиГ-23 с помощью «Феникса»
5 октября 1981 г. – к западу от г. Машара над МиГ-23 – «Фениксом».

[потери истребителей МиГ-23 ВВС Ирака в войне были буквально единичны – менее 10 машин, хотя пилоты иранских F-14 претендуют аж на 60 побед, еще были потеряны 13 ударных МиГ-23БН, которые ошибочно называли МиГ-27, - но там скорее заслуга наземных сил ПВО, на долю F-14 относят только два "МиГ-27"]
26 октября 1982 г. – к западу от Дизфуля над МиГ-21 (обломки самолета и тело пилота найдены)
7 августа 1984 г. – 100 км западнее о. Харк в Персидском заливе – два «Миража» F.1EQ одной (!) ракетой «Феникс» (№40230). Якобы один самолет упал в воды залива, а второй упал уже на территории Ирака.

[В 1984 г. боевые потери «Миражей» ВВС Ирака не фиксировали – за год был потерян один самолет в учебном полете]

Всего за войну пилоты иранских F-14A заявили аж 160 побед – это практически равно всем потерям самолетов ВВС Ирака, если считать по балансовому методу (общий ресурс минус самолеты, оставшиеся после войны) – причем от всех причин. Если смотреть по потерям иракских «Миражей», по которым есть подробная информация, то реально F-14A могут претендовать где-то на треть всех потерь самолетов Ирака – тогда получается всего около 50 воздушных побед.

Tags: f-14, Ирак, Иран, чудеса на виражах
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments