afirsov (afirsov) wrote,
afirsov
afirsov

Categories:

И опять ко Дню танкиста

Progress
Под срубом избушки между куриными ногами обнаружилось три яйца, из которых в скором времени вылупились строеньица, напоминавшие Бабе Яге сарай Лешего. Избушата были страшненькие, кривенькие и не обладали устойчивостью к болезням, поэтому пали жертвами древоточца Мать-избушка не особо переживая, сделала поползновение снова сбегать к сараю, чтобы предаться пороку, однако куриная нога провалилась в лисью нору и безнадежно сломалась. допрыгав до места дислокации на одной ноге, бревенчатая тварь закряхтела и застонала, пытаясь надавить на жалость хозяйки. Яга ругалась. Прибежавший Леший, звериный лекарь, наложил на сломанную ногу лубок. Избушка грустно смотрела окнами на закат. Ей было плохо, Бабе-Яге тоже. Леший галантно предложил бабке пожить у него и выслушал в ответ, куда он должен идти вместе с любвеобильным сараем. Леший ушел, но вскоре Яга сама разыскала его за партией в покер с двумя медведями и нагло мухлюющим зайцем. Партнеры сидели на корме танка, давно брошенного в лесу и сохранившегося стараниями Лешего. Лесной лекарь разбирался в технике не хуже, чем в медицине.
- Кранты, - проскрипела старуха.
На всякий случай заяц прикрыл лапой третий джокер.
- И тебе добрый вечер, - несмотря ни на что, Леший оставался кавалером.
- Избе худо! - Баба-Яга забралась на танк и турнула Лешего вниз.

Бросив карты, лесной лекарь отправился к пациентке. Та помирала. Лежа на боку и прикрыв ставни, она издавала предсмертные звуки, напоминавшие клокотание и поскрипывание. Из-под лубка шел нехороший запах.
- Гангрена, - уверенно определил Леший и дал полную клиническую картину: - Только ампутация.
- Садист, - ответила Яга, села на пень и зарыдала.
Леший почесал заросший мухоморами затылок.
- Ну не будет ходить... - заговорил он и понял, что его сейчас убьют.
- А застой от неподвижности? Остеопороз стропил? Остеохондроз бревен? Атеросклероз дымохода? - Яга протянула костлявые руки к избушке: - Ма-а-аленькая моя!
Лесной лекарь задумался. Понимание того, что в случившемся косвенно виноват его, Лешего, сарай, заставило принять суровое решение.
- У Кикиморы недельки две пожить можешь? Операцию буду делать. - Леший бросил взгляд на избушку. Та подслушивала. Яга прекратила рыдать, посмотрела подозрительно.
- Залечишь голубку мою, чудище лесное, - проговорила она, смахнув слезу концом платка, но после недолгих уговоров вытащила из избушки вещи, упаковалась в ступу и отбыла.
На открытой веранде две старухи пили чай из древнего самовара. Труба самовара дымила, как ТЭЦ соседнего поселка городского типа. Бабки пыхтели и отдувались.
- Попробуй вареньица, Ягуся, - угощала старуха с пышными волосами ядовито-зеленого цвета.
Поблагодарив Кикимору, Яга потянулась за вареньем и замерла: из глубины леса, где проходила заброшенная дорога на старую вырубку, послышался неприятный лязг. Он приближался. Старухи переглянулись и нахмурились. Яга схватилась за метлу, Кикимора за волшебную палочку, подаренную триста лет назад заграничным поклонником на Лысой горе. Враг через такой рубеж обороны не прошел бы, но это оказался не враг - из леса выехала избушка на гусеничном ходу. Лязгая траками, она лихо развернулась, явив отчищенные от ржавчины танковые катки, и устремилась к владениям Кикиморы, повернувшись к лесу задом, к хозяйке передом. В дверях избушки гордо стоял Леший.
- Убью! - завопила баба-Яга, устремившись наперерез. - Что ты с моей красавицей сделал, ирод?!
Избушка озадаченно остановилась, хлопая ставнями. Леший промедлил лишнюю секунду и получил метлой.
- Стой! Погоди! - пытался он отбиться от рассвирепевшей старухи. Интеллигентная Кикимора, отложив волшебную палочку, не без труда оттащила подругу. Разборки продолжались до вечера.
Наконец все охрипли и успокоились. На веранде Леший с синяками на физиономии, Яга и Кикимора пили чай из древнего самовара. Неподалеку на лужайке избушка тренировалась в плавном торможении.
- Зачем было сразу метлой по голове? - Судя по тону, Леший все простил. - Сама посуди: проходимость отличная, скорость до шестидесяти кэмэчэ по дорогам, на холмы заезжает, радиус разворота маленький, запчастей по лесам и болотам полно. Ноги, конечно, ампутировать пришлось, зато больше никаких переломов, плюс удельное давление на грунт низкое. У тебя теперь не просто изба, а изба-внедорожник. Баба-Яга свирепо втянула в себя чай из блюдца.
- Ты бы еще на этот внедорожник пушку поставил, - хихикнула Кикимора.
- А что? - серьезно спросил Леший - Для защиты дома совсем не лишнее.
Кикимора придвинула Лешему блюдо с баранками.
Яга прищурилась: - Где ты операцию делал?
- У себя, - отозвался Леший, обмакивая баранку в чашку. - Проще было избушку притащить к танку, чем наоборот.
- Значит, рядом с сараем оперировал, мастер-ремонтник?! - Яга так треснула кулаком по столу, что чайная посуда подпрыгнула.
- Изба все время на глазах была! - Леший отодвинулся. - Ну-ну, - проговорила Яга, знавшая характер игривого жилища.
И не ошиблась в своем скептицизме, потому что скоро изба-внедорожник снесла два яйца, чем не удивила никого, кроме Лешего. Еще через три недели из них вылупились гусеничные вездеходы.
- Интересное нарушение законов генетики, - резюмировала умная Кикимора, которая знала, что приобретенные признаки обычно не наследуются.
- Но для нас это прогресс. Сказочный прогресс.

Ольга Вэдер, ПРОГРЕСС
Tags: чума на гусеницах, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments