afirsov (afirsov) wrote,
afirsov
afirsov

Categories:

«Где [мля] наш авианосец?!»(c) Президент РФ, ВГК ВС РФ Путин В.В. 2015г.

Вопрос, нужен ли России авианос[ец/цы]? формально дискуссионный. Некоторые вспоминают "дымящую и коптящую баржу", а некоторые - крики пропиндоской общественности, когда первые бомбы начали падать на "чертей". Можно говорить о недостаточной подготовке экипажей корабля и самолетов, однако система бомбометания от "Гефеста" сразу сделала Су-33 лучшим ударным палубным самолетом в мире. Зачем России нужен авианосец? А хотя бы для того, чтобы выработанный десятилетиями американцами страх мировой "апщественности" перед авианосными соединениями поработал и на нас. Как любо дорого было посмотреть, когда пресса бывшей "морской владычицы" верещала, что "падение Алеппо - на совести "Кузнецова" (незабудемнепростим)!

Оригинал записи взят из К вопросу русского авианосца уважаемого Максима Климова - mina030.

Статья написана на основе материалов выступления mina030 на Конференции по палубной авиации ВМФ 30.10.2019г. Сокращенная версия вышла сегодня в "ВПК"

С учетом значительного обострения военно-политической обстановки существуют значительная вероятность того что нашим Вооруженным Силам, ВМФ в среднесрочной перспективе придется вступить в бой против сильного противника, обладающегося современной авиацией, ПВО, ракетным оружием. И мы должны быть готовы и сделать все для того что бы наш ВМФ, и его единственный авианосец могли достойно вступить в бой и победить.


ТАВКР проекта 11435 может и должен после ремонта стать эффективным боевым авианосным комплексом, -ключевым элементом авианосного оперативного соединения ВМФ, способного решать реальные сложные боевые задачи:
• в ближней зоне против «сильного противника»,
• в океанской зоне, - в локальных конфликтах против «относительно слабого противника».

Достижение такого уровня эффективности (как ТАВКР (и его авиагруппы) так и всего авианосного оперативного соединения) – лучший аргумент в пользу перспективного авианосца.

С мнением о сохранении после ремонта его в «статусе» практически небоеспособного, «учебного» авианосца нельзя согласиться категорически, как нельзя согласиться с расходованием средств на ошибочные приоритеты ВМФ, например эсминцы «Лидер». Эсминцы (фактически крейсера), – это в первую очередь элементы оперативного соединения, ключевым элементом которого должен быть авианосец. Т.е. авианосец имеет однозначный приоритет перед эсминцем (крейсером), и его возможности являются определяющими к облику эсминца (крейсера). Соответственно, мнение что «облик «Лидера» уже сформирован» не имеет под собой никаких серьезных оснований: сначала нужно сформировать облик авианосца, а без наработки опыта применения полноценного и боеспособного авианосного соединения (с ТАВКР проекта 11435) это невозможно. Авианосец - это опыт, качество управления, и это все невозможно наработать «компьютерным моделированием в тиши кабинетов».
Возникает вопрос – как может быть обеспечено эффективное применение ТАКВР пр.11435 в условиях подавляющего превосходства многоцелевых авианосцев ВМС США? Ответ здесь в том, что наш ТАВКР действует не сам по себе, а как элемент межвидовой группировки сил на ТВД, резко повышая ее боевую устойчивость и возможности по ведению разведки, эффективному поражения противника дальнобойными ПКР ВМФ и обеспечения развертывания МСЯС.

Даже большой радиус береговых самолетов не может обеспечить реального прикрытия кораблей и МСЯС, - ибо из дежурства на аэродроме истребители придут «по вызову» уже не к кораблям, ак их «спасательным плотикам», дежурство же в воздухе требуемого наряда сил многократно перекрывает стоимость авианосца с авиагруппой. Т.е. даже как «авианосец береговой обороны» ТАВРК проекта 11435 многократно усиливает возможности Северного флота и группировки ВС РФ (в т.ч. МСЯС).

Проецирование силы в дальней и океанской зоне оперативным соединением с ТАВКР обеспечивается против «слабого противника» (без участия ВМС США). Например, в начальный момент операции в Сирии применение ТАВКР было крайне необходимо, а в случае обострения обстановки и вступления в войну Турции становилось критически важным фактором (авиабаза Хмеймим находится в пределах дальности реактивной артиллерии Турции).

Здесь же есть весомый политический фактор, - например с Китаем можно и нужно дружить, но «упаси нас Бог быть в этой дружбе слабыми». По тематике авианосцев ВМС КНР ушли намного дальше нас, и здесь доведения нашего ТАКР до уровня современных требований и демонстрация этого (возможно – в ходе совместных маневров) – серьезный фактор поддержания авторитета ВМФ РФ и страны как сильной морской державы.

Проблема ДРЛО.
Одна из главных проблем ТАВКР пр.11435 и его авиагруппы – отсутствие штатного корабельного самолета ДРЛО. В СССР палубный самолет ДРЛО Як-44 создать не успели.



Самолетов ДРЛО А-50(У) в ВКС РФ крайне ограниченное количество, и надежно надеяться на них не приходится. С учетом ограниченных средств и плановых сроков вступления в строй (и последующей службы) ТАВКР и недостаточной эффективности вертолетов ДРЛО, возможны только два технических решения:
Первое. Ремонт с «модернизационными работами» (что бы организационно можно было выполнить в рамках «серийного» ГОСТ РВ 307, т.е. без длительного по срокам началаопытно-конструкторских работ (ОКР) по ГОСТ РВ 203) самолетов Су-33, с оснащением их новой БРЛС «Ирбис» (вероятно – с заменой двигателей) с линией передачи данных на ТАВКР (т.к. один летчик физически не справится со всем объемом информации).
Второе. Создание в возможно короткий срок на базе находящихся на хранении самолетов Ту-204(214) группы танкеров (заправщиков) и «средних» самолетов ДРЛО для Морской авиации ВМФ (в первую очередь для ОСК «Север» (Северного флота) и ОКВС ТОФ). Самолеты есть, не используются, с большим остаточным ресурсом. Есть серийная РЛС «Ирбис» с большой дальностью обнаружения (самая мощная на сегодня истребительная РЛС). Возможности БРЛС «Ирбис» позволяют поставить вопрос не только обеспечения применения перехватчиков, но и обеспечения наведения дальнобойных ЗУР кораблей и наземных ЗРК на максимальную дальность, в т.ч. и по низколетящим целям (скрытым от ЗРК радиогоризонтом).
Примечание: по самолетам ДРЛО в составе авиации ВМФ есть хороший китайский пример, где группы самолетов ДРЛО включены в состав авиации всех флотов ВМС КНР.

Оружие палубной и морской авиации – УР «воздух-воздух».
Необходимо обеспечить нашу морскую авиацию (и в первую очередь палубную) современными УР «воздух-воздух», - как с формирование необходимых боекомплектов, так и надежного их освоения в ходе боевой подготовки летным составом (в т.ч. в самых сложных условиях).
Крайне острой проблемой ВМФ и ВКС РФ является поражение самолетов ДРЛО противника. Решение этой проблемы не только значительно снижает возможности противника по вскрытию обстановки и управлению, но и вынуждает«стелс» истребители типа F-22A и F-35A использовать РЛС (и раскрывать тем самым себя). Это возможно при оснащении наших самолетов УР «дальнего боя» КС-172, с возможностью поражения самолетов ДРЛО на дистанциях порядка 400 км (ракета Р-37М существенно проигрывает КС-172 по дальности). Возможность уничтожения самолетов ДРЛО и применения эффективных ПКР на большом удалении от нашего побережья заставляет корабельные группировки противника (в первую очередь АМГ) использовать РЭС в активных режимах, и, тем самым обозначить себя для наших средств дальней разведки и целеуказания ракет.
Данный фактор очень важен в морском бою, - ввиду широкого применения в ВМС США тактики маскировки ударных соединений (использования РЭС в пассивных и скрытных режимах), - использования «ложных ордеров» и самолетов ДРЛО в качестве средств освещения обстановки. Эффективных средств классификации «ложных ордеров» средствами активной радиолокации не существует, что является прямой предпосылкой к нанесению удара ограниченным количеством дорогостоящих ПКР ВМФ по ложной цели.

Проблему многоцелевого вертолета ВМФ необходимо решать.
Флоту критически нужен многоцелевой корабельный вертолет. Перспективная «Минога» объективно будет лет через десять, и сегодня есть только одно решение, – создание и выпуск такого вертолета на базе Ка-27, с обеспечением решения задач:
• разведки и целеуказания (в т.ч. по воздушным целям);
• ПВО (с обеспечением наведения корабельных ЗУР на полную, загоризонтную дальность по низколетящим целям);
• ПЛО (причем с эффективным ее решением за счет применения новой низкочастотной ОГАС (обеспечивающей совместной работу с БУГАС «Минотавр» кораблей), новых цифровых РГАБ и всего комплекс средств поиска обеспечивающего многопозиционный («распределенный») эффективный поиск ПЛ;
• ПМО (противоминной обороны);
• ударные: по кораблям, катерам и береговым (наземным) целям;
• высадка десантов и их огневая поддержка;
• перевозка грузов и людей между кораблями;
• спасательные.
Все технические решения для этого есть – вопрос в воле и решимости по их реализации.
Здесь же нельзя пропустить крайне тяжелый вопрос – состояния противолодочного оружия авиации ВМФ. Например, у нас вообще никогда не осуществлялось применение авиацией ВМФ противолодочного оружия 3 поколения (АПР-2 и УМГТ-1) в практическом варианте (бросали только болванки), - по сути «боевая подготовка» с «деревянными автоматами».

Нормативная база
Необходимо приведение нормативной базы по применению корабельной авиации к обеспечивающей ее максимальные возможности. Пример: наличие и возможности двух вертолетов на БПК проекта 1155 ограничивается требованием «резервной посадочной площадки (ВПП)» в «целях безопасности» (т.е. при работе одного вертолета, нахождение другого на ВПП (в высокой готовности в вылету) запрещается, держать в ангаре – значит резко снижать его готовность. И с этой несуразностью нужно что-то делать …
Данные по применению вертолетов при решении спасательных задач на западе показывают возможность выполнения таковых в условиях, значительно превышающих ограничения в наших «Руководствах по летной эксплуатации».


Об этом же говорит и наш опыт (например, 1972г. - использование вертолета Ка-25 БПК «Вице-адмирал Дрозд» в тяжелых штормовых условиях при спасении ПЛ К-19). Очевидно необходимы специальные исследования и испытания применения наших вертолетов в «чрезвычайных обстоятельствах», с выдачей летному составу необходимых рекомендаций.
В отсутствии своего серьезного опыта палубной авиациинеобходим максимальный учет и использование опыта ВМС США. Увы, здесь серьезные проблемы, о которых необходимо говорить: VladimirYakubov (служил в ВМС США в 90х)2014г.: Посмотрел новое видео о полетах на «Кузнецове»:… Мои комментарии об организации работы палубного персонала в этом видео - это просто тихий ужас. Похоже, с 90ых ничего не улучшили. Не дай бог «Кузнецову» так придется заниматься интенсивными боевыми полетами - он сам себя выведет из строя…Проблемы следующие … Все это гарантирует при интенсивных полетах частые аварии на палубе …
Совершенно не понятно, почему до сих пор не перевели и внедрили … американские правила работы на палубе - уж у кого, а у них в этом деле опыта больше всех. Ведь все NATOPS на эту тему уже давно можно скачать из интернета...

https://vova-modelist.livejournal.com/70053.html

Проблема эскадренного танкера.
Для применения оперативного соединения в океанской зоне необходим крупный скоростной эскадренный танкер. Старые танкеры проекта 1556В предельно изношены, а новый «В.Пашин» имеет заведомо недостаточный запас топлива и скорость. Необходим крупный скоростной танкер.
Примечание: с учетом необходимости в учебном авианосце (в т.ч. для отработки перспективных взлетно-посадочных устройств) представляет интерес возможность совмещения его с океанским танкером (с формирование на нем только полетной палубы и необходимых устройств, без ангара)

Заправка АВМ "Китти Хок" от эскадренного танкера, 2005г. фото ВМС США

Проблема авиаспасателей.
Крайне острый и важный, и давно назревший вопрос – создание авиационно-десантной спасательный службы ВМФ, способной оказать эффективную помощь как экипажам аварийных и сбитых самолетов, так и кораблям и судам (в т.ч. в дальней зоне). Ситуация сегодня такова, что в дальней зоне «спасения практически нет», - как для летчиков авиации ВМФ, так и, в большинстве случаев для любых кораблей и судов.


Спасатели-парашютисты ВВС США (USAF Pararescue) во время тренировок по спасению экипажа пилотируемой капсулы Dragon V2
USAF Pararescue (PJs) – подразделение сил специального назначения, сформировано в 1946г. и входит в состав AFSOC (Командование специальных операций Воздушных Сил). Основной задачей является оказание помощи и спасение выживших во время боевых действий и после различного рода катастроф.




Tags: ДРЛОиУ, Су-33, авианосец, вертолет, флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 64 comments