afirsov (afirsov) wrote,
afirsov
afirsov

Categories:

Трубка 15, прицел 120, бац-бац и … в точку!

или 48-я тгабр проверяет теорию

Текст Анатолия Сорокина

В нескольких предыдущих записях разбирались вопросы о точности артиллерийского огня с точки зрения теории стрельбы. При этом у нескольких читателей возник более чем резонный вопрос: насколько все эти выкладки соответствуют действительности? Работая с документами 48-й гвардейской тяжелой гаубичной артиллерийской Тартусской Краснознаменной орденов Ленина, Суворова II ст. и Кутузова II ст. бригады (сокращённо 48-я тгабр), появилась определённая возможность сравнить теорию с практикой. Под Псковом 19 мая 1944 года одна 152-мм гаубица обр. 1938 г. (М-10) соединения использовалась для выполнения важной специальной задачи, которая при определённых допущениях (не все её параметры отражены в документах) может послужить хорошей иллюстрацией соответствия теоретических расчётов практическим результатам стрельб.

Начнём с цитирования отчёта о боевой деятельности (ОБД) 48-й тгабр за май 1944 г. (ЦАМО, ф.9859, оп. 1, д. 5, л. 64), орфография первоисточника сохранена:
19 мая с. г. бригадой была получена частная задача на разрушение и уничтожение НП пр-ка, расположенного в церкви д. САВИНО. Для этой цели было выдвинуто одно орудие на временную ОП на расстоянии 1,5 км от переднего края. В результате ведения огня сбит купол церкви, разбит восточный угол и в напольной стенке проделан пролом. Было отмечено 23 попадания. Расход 117 сн. В результате разрушения церкви пр-к лишился хорошего НП, с которого он просматривал глубину нашей обороны на 12 км. При ведении огня отличились: стреляющий командир 2-го дивизиона гв. капитан БЕЛЯЕВ, наводчик гв. ефрейтор ОСИЧЕНКО, орудийные номера – гв. рядовые ХОРЬЕЗИН, КУЗЬМИКОВ, ИВКИН и телефонист гв. ефрейтор МЕЛЕНТЬЕВ.

Перед рассмотрением задачи в качестве отступления приведём данные с сайта “Память народа” об участвовавших в той операции артиллеристах.

гв. капитан Беляев за время службы в 48-й тгабр не был отмечен наградами, не упоминался в списках безвозвратных и санитарных потерь, отчего установить его судьбу пока не представляется возможным. Вероятно, с повышением в звании и/или должности был назначен командиром в другую часть. Последнее упоминание в документах 48-й тгабр: отличился в бою 11 августа 1944 г.

гв. ефрейтор Осиченко Александр Иванович, 1920 г. р., призван Кировским РВК, был награждён медалями “За оборону Ленинграда”, “За боевые заслуги” (28.12.1943), а также орденом Красной Звезды (29.06.1944). Наводчик 7-й батареи, спецзадание по разрушению НП в церкви в дер. Савино фигурирует как основание для награждения орденом Красной Звезды.

гв. рядовой Харьезин Михаил Иванович, 1903 г. р., проживал в Вологодской области, Шекснинском районе, деревне Давыдково. Был награждён медалями “За оборону Ленинграда” (14.01.1944) и “За отвагу” (тушение горящих ящиков с боеприпасами, 20.03.1945), а также орденом Отечественной войны II ст. (06.04.1985). В документах 48-й тгабр фамилия часто приводится с ошибками – Хорьезин, Харезин.

гв. рядовой Кузьмиков Виктор Васильевич, 1913 г. р., был призван Комсомольским РВК в Ивановской области, Комсомольском районе, посёлке Писцово. Был награждён медалями “За оборону Ленинграда”, “За боевые заслуги” (был ранен в голову, но выполнил задание по доставке пищи разведчикам в сентябре 1942 г.), а также орденом Отечественной войны I ст. (06.05.1987)

гв. рядовой Ивкин Василий Гаврилович, 1917 г. р., был призван в 1939 г. Халтуринским РВК в Кировской области, Халтуринском районе. Был награждён медалью “За боевые заслуги”, погиб 10.08.1944.

гв. ефрейтор Мелентьев Алексей Кузьмич, 1904 г. р., был призван Неклиновским РВК Ростовской области, Неклиновском районе. Был награждён медалью “За боевые заслуги” (18.06.1944), умер от ран 27.01.1945 в эвакогоспитале №2795,

Возвращаясь к вопросам артиллерийской стрельбы, приведём схему боевых порядков 48-й тгабр на тот период, характеризовавшийся статическими позиционными боевыми действиями. В мае 1944 г. под Псковом образовалась своеобразная небольшая “Стремутская дуга”, выступ освобождённой от противника территории около ж/д ст. Стремутка. Советские 85-я, 291-я и 198-я стрелковые дивизии оборонялись, проводя подготовку к дальнейшим наступательным действиям. 48-я тгабр обеспечивала их боевым порядкам надлежащую устойчивость.
48TAG_1

Поиск по картографическим сервисам дал как минимум три деревни Савино в Псковской области, но ни одна из них не подходит по своим координатам в качестве населённого пункта, где мог бы находиться объект обстрела – слишком они далеки от боевых порядков 48-й тгабр и нет информации о нахождении в них храмов, разрушенных или повреждённых в Великую Отечественную войну в 1944 году. Пришлось сделать мини-исследование по материалам краеведческих сайтов Псковской области и ресурсов, связанных с тамошней епархией. И удалось найти следующее:

Церковь святого преподобного Саввы Освящённого в н. п. Савина Пустынь

В годы Великой Отечественной войны церковь сильно пострадала: <Центральная часть храма и апсиды разрушены. Погибли очень ценные резные Царские врата XVII века и ряд произведений станковой живописи XVI-XVII веков... от здания сохранилось не более 40%, но и оставшаяся часть в значительной мере деформировалась от взрыва>

Современный адрес - деревня Соловьи Псковского района.


http://www.vidania.ru/temple/temple_pskovskaya/pskovskaya_savina_pustyn_savvinskaya_zerkov.html

В ходе сличения топонимов выяснилось, что в 1944 г. они были несколько иными, чем сейчас. Например в документах 48-й тгабр упоминалось наблюдение на её правом фланге за дорогой Савино – Сапрыгино – Подборовье – Воскресенск. Сейчас на картографических сервисах названия второго и четвёртого н. п. в этой цепочке даются как Сопрыгино и Воскресенское. Деревня Соловьи очень хорошо ложится на эту “ось”:
48TAG_2

48TAG_3

Таким образом, под дер. Савино в 1944 г. в документах 48-й тгабр имеется в виду ныне не существующий н. п. Савина Пустынь (бывший монастырь, закрытый ещё во времена Империи). Сейчас в дер. Соловьи есть храм, но это новодел, тогда как остатки церкви св. прп. Саввы Освящённого разобрали на стройматериалы в 1950-е гг. Исходя из его использования немцами в качестве очень удобного НП можно предположить, что он находился рядом с примыканием “жёлтой” дороги через дер. Соловьи к теперешней трассе Е95, шоссейной дороге в документах 48-й тгабр. Оттуда, судя по карте и спутниковому снимку, и впрямь существовал хороший обзор в глубину “Стремутской дуги”. Соответственно, проецируя координатную сетку схемы на снимок или современную карту, получим ориентировочные координаты этого НП Х=96000, Y=79000. В нашем случае ошибка в плюс-минус 500 м будет не особо существенна в плане определения вероятных отклонений по глубине и фронту. Позже был найден отчёт артиллерийской разведки 48-й тгабр за май месяц 1944 г., который даёт список выявленных целей с их координатами. Среди них есть и НП Х=95900 и Y=78950, т. е. догадка оказалась верной. Этот НП отражён на схеме выявленных целей, фрагмент которой приведён ниже:
48TAG_4

Исходя из информации в ОБД, можно предположить, что временная огневая позиция гаубицы М-10 под командованием гв. капитана Беляева была где-то рядом с шоссейной дорогой в районе X=93000 и Y=79000 (указанные в документе 1,5 км от передовой), т. е. топографическая дальность до цели составляет около 3 км.

Теперь поставим себя на место артиллеристов: стрелять надо осколочно-фугасной гранатой ОФ-530 с установкой взрывателя на фугасное замедленное действие (надо разрушить прочное каменное здание). С целью сбережения системы рекомендуется наименьший по мощности заряд. В те годы им был заряд №8, но при этом более чем вероятно несрабатывание взрывателей РГМ или РГМ-2. Такие отказы в действии, случись они при стрельбе, были бы зафиксированы в отчётности бригады, но ничего подобного в бумагах нет. Руководство службы 152-мм гаубицы М-10 предписывает в такой ситуации переходить на заряд №6, который, к тому же, дозволяет ведение огня без использования таблиц стрельбы, за счёт наличия соответствующей ему шкалы расстояний на дистанционном барабане прицела орудия. Поскольку в бригаде был сильный некомплект таблиц стрельбы, то с высокой вероятностью поставленную огневую задачу выполняли на шестом заряде. Однако и в случае ведения огня на заряде №8 характеристики рассеивания снарядов не слишком сильно отличаются от затабулированных значений для заряда №6. Срединные отклонения, с округлением до метров, равняются: по дальности 18 м и по фронту 5 м.

Угол падения снаряда относительно плоскости горизонта орудия на дистанции стрельбы 3 км на заряде №6 для гаубицы М-10 составляет 16 градусов. Эта величина нужна для пересчёта высоты церкви в длину прямоугольника на плоскости горизонта орудия, попадание в который приводит к пересечению траекторией снаряда вертикальной стенки здания, т. е. поражению цели. Деревенские церкви, как правило, небольшие, высотой с 2-х – 3-х этажный дом (без глав и куполов), т. е. максимум 10 м, а с куполами до 15 м. Исходя из выдерживаемой зодчими пропорциональности размеров храма, приблизительно теми же будут его длина и ширина.

Таким образом, выполнив упомянутую геометрическую задачу по пересчёту высоты церкви в соответствующую длину на плоскости горизонта орудия, получаем, что при попадании снаряда в прямоугольную область 50 на 15 м, ориентированную вдоль его траектории и удалённую на 3 км от огневой позиции, его траектория пересекает вертикальную стену здания. В этом случае засчитываем поражение цели, в противном – рядом с ней будет бесполезная воронка диаметром около 4–4,5 м и глубиной около 1,5–1,7 м.

А дальше, по строгой теории, надо бы просчитать интеграл от гауссовой по обеим координатам функции плотности вероятности по указанному прямоугольнику, но “Маткада” под рукой не оказалось, зато нашёлся интерпретатор PHP и книга Форсайта с Моулером “Машинные методы математических вычислений”. Там конечно, и процедура численного интегрирования очень хорошо изложена, но если хочется поиграть в рулетку методом Монте-Карло, так почему бы и нет? Добавляем к указанной литературе учебник Е. С. Вентцель “Теория вероятности” и вперёд!

По результатам 10000 виртуальных выстрелов отмечено около 4500 попаданий в нужный прямоугольник, т. е. в теории при абсолютно точной наводке орудия, неизменных атмосфере и состоянии ствола вероятность попадания в цель составляет около 45%. Приблизительное распределение точек попадания 100 из них показано ниже:
48TAG_5

В реальности, как видим, вероятность попадания ниже и составляет 19,6% (23 из 117 снарядов). Вполне естественно, т. к. теория даёт нам труднодостижимый предел. Но тут надо сделать одно замечание: исходя из упоминавшегося в записи “Киргуду судьбы или сюрприз подполковника Чурова” состояния дел с артстрелковой подготовкой в 48-й тгабр, метод полной подготовки огневых данных там применялся редко и артиллеристы использовали самый простой метод пристрелки с корректировкой огня по знакам разрывов. Т. е. какая-то часть из 117 снарядов ушла не на огонь на разрушение цели, а на пристрелку. Рискну предположить, исходя из наставлений и примера стрельбы в книге “Артиллерия”, что на эту цель ушло 17 снарядов: 1 для определения “точки накола”, а дальше 4 серии по 4 снаряда, чтобы захватить цель сначала в широкую вилку, а затем обеспечить и узкую, чтобы точно узнать необходимое значение прицела при том действе, что на языке Уильяма Шекспира называется “Fire for effect!” Таким образом, вероятность попадания в реальности с учётом этого обстоятельства несколько больше, но не превышает 23%.

А что мешает достичь теоретического предела? Цель неподвижна, топографическая дальность до огневой позиции с углом места неизменны. С бывалыми артиллеристами тут мне не тягаться, но кое-что сказать всё-таки можно. При ведении огня всё же меняется положение лафета и ориентация оси канала ствола после его наката из-за действия силы отдачи при недостаточно твёрдом грунте. Изменился угол возвышения на одну тысячную – и в наших условиях центр области разрывов сдвинулся на 10 м. А приблизительно такова погрешность установки этого угла по шкале тысячных (полцены деления) при идеальном состоянии прицела в плане его выверки. Поманипулировал наводчик его органами – тоже самое. А необходимость в такой манипуляции может возникнуть хотя бы из следующего фактора. Рассмотрим указанный в таблицах стрельбы предельный режим ведения огня для 152-мм гаубиц М-10 и Д-1, который нужно соблюдать во избежание порчи материальной части от перегрева:

Первая минута: не более 5 выстрелов;
Первые 3 минуты: не более 12 выстрелов;
Первые 5 минут: не более 18 выстрелов;
Первые 10 минут: не более 25 выстрелов;
Первые 15 минут: не более 30 выстрелов;
Первые полчаса: не более 45 выстрелов;
Первый час: не более 70 выстрелов;
Первые два часа: не более 120 выстрелов.

Т. е. 117 снарядов были выпущены не менее чем за два часа – а тут и метеоусловия могли измениться – ветер, атмосферное давление и температура, с последней связана температура зарядов (ибо огневая позиция временная и погребка для боеприпасов там не оборудовалось); равно как и баллистические свойства ствола – он нагрелся, расширился, часть пороховых газов могла в канале “обогнать” снаряд через образовавшийся просвет между ведущим пояском снаряда и доньями нарезов, тем самым уменьшая начальную скорость боеприпаса. Соответственно, даже если строго выдерживать заданные прицел и угломер, то область разрывов из-за действия этих факторов может начать “гулять” и необходимо вносить необходимые корректуры для компенсации, т. е. манипулировать прицелом и механизмами наводки орудия. Наверняка опытным огневикам и управленцам есть ещё что добавить по поводу, а мы здесь резюмируем, что рассчитанную по таблицам стрельбы “идеальную” вероятность надо уменьшить раза в два, чтобы получить более-менее согласующееся с практикой значение.

И неясным остаётся вопрос – удалось ли уничтожить сколько-то живой силы врага при разрушении церкви, превращённой в наблюдательный пункт. В документах 48-й тгабр про это не говорится ничего. Впрочем, альтернатив тут всего две. Если противник – трус, то потерь он не понёс: пока одиночная М-10 пристреливалась, было достаточно времени, чтобы находящиеся на НП гитлеровцы поняли, что 40-кг “подарки” летят именно в их адрес. Без особых проблем (взрыватель установлен на замедленное фугасное действие, осколочное действие в таком режиме очень слабое) они могли смыться в безопасное место. А вот если враг был храбр и остался на посту, то развалины церкви стали ему могилой.
Tags: Великая Отечественная война, гаубица М-10
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments