afirsov (afirsov) wrote,
afirsov
afirsov

Categories:

"Когда б вы знали, из какого сора..."

Ровно 100 лет назад в России была арестована «рабочая группа» Центрального военно-промышленного комитета, что имело самые «сУръезные» последствия для страны...

Военно-промышленные комитеты были организованы «Лучшими людьми России» – буржуазией во время совещания 9-го торгово-промышленного съезда в мае 1915 г. Главный лозунг – «Помощь фронту», главная цель – распил бюджета (не декларировалась, конечно). Председателем Центрального ВПК был выбран очень тогда известный персонаж, «патриотъ», «членъ», как полагается, ГосДумы А.И.Гучков, который провел блестящую комбинацию по назначению своего выдвиженца – генерала А.А.Поливанова на должность военного министра (через травлю предыдущего министра – Сухомлинова). Образовалась просто идеальная «устройчивая связка», – министр санкционировал выделение денег для ЦВПК (Гучкову и Ко) якобы под заказы на нужды армии – к декабрю 1915 года почти 16 млн рублей, из них 12 млн - авансом(!),– а те их успешно «осваивали». Так, Совет министров тогда же (в ноябре 1915 г.) отмечал «чрезмерную преувеличенность цен, которые назначали частные заводы» (этак в 3-4 раза за ту же "трехдюймовку"!). При этом, например, из 14 млн. ручных гранат, выпущенных под «эгидой» ВПК, не взрывалось 65%!

Все это прикрывалось «бессовестной рекламой»(с) – ЦВПК построил специальный завод по производству снарядных ящиков, но с надписью «Снарядов не жалеть – Центральный Военно-промышленный Комитет». В них паковали все, что производилось на государственных заводах, и создавалось впечатление, что ЦВПК выпускает снаряды! Кстати, эта «мягкая афера» привела в конце концов к отставке Поливанова – во время Невельской операции оказалось, что так широко рекламируемое преодоление «снарядного голода» – было фикцией, снарядов все также не хватало. Ничего не напоминает? Где-то уже «пробегали» эти наклейщики этикеток:
Nakleyka.jpg

Но Россия все же бедная страна, разгуляться ЦВПК было мало где. В дело пошли деньги союзников. Под благовидным предлогом поднятия отечественного ВПК «на общее дело Победы» от союзников получились кредиты на строительство оружейных заводов. Под это дело была утверждена программа перевооружения армии. Далее работала схема, хорошо известная и сейчас: на государственные кредиты заказывалось оборудование за рубежом (получались откаты), покупалась земля (откаты), строился завод (откаты) и успешно «сдавался» (банкет). То, что потом завод должен работать, – где-то во время войны набираться персонал, обучаться, организовываться цепочка поставщиков сырья, комплектующих, отработать технологические схемы – то есть сложная грамотная управленческая работа, которая «попильщикам» хуже ножа, – никого не волновало. Тут же объявлялось, что «программа перевооружения» устарела, что нужны новые образцы оружия, то есть – новые заводы! И вторая, а потом третья итерация (ну, дык, министр обороны – свой человек, что нам «программ» наклепать). Так Российская империя получила позже знаменитые заводы: московский автомобильный АМО (ЗиЛ), ижевский пулеметный, царицынский пушечный, московский авиационный (в Филях), рыбинский моторостроительный – Гиганты!, едреныть, которые не работали (их удалось запустить позже большевикам, «киркой и лопатой и заклинанием о матери» – ибо пришлось проводить их техническое перевооружение). Так, кстати, образовался и охрненный долг Российской империи, который Антанта потом пыталась стрясти уже с большевиков.


И все бы было бы хорошо, ибо власть к воровству уже попривыкла, если был не прелестное свойство буржуазии «срать там, где жрешь». ВПК стали фактически использоваться для прибрания власти на местах и ведения политической деятельности («комитеты» организовывали даже в тех местах, где военного производства не было от слова «вообще»). А вот это уже власти терпеть не могли: «Деятельность последних [ВПК] мне не внушает доверия...» (с) Николай II.

В Охранке тоже не дураки сидели. Вот так 27 января 1917 г. рабочая группа Центрального ВПК была арестована. Запахло жаренным для «лучших людей России», «золотых наших человеков». Тут же последовала реакция – Гучков записал: «И вот таким образом мы, МИРНАЯ, ДЕЛОВАЯ, хотя и военно-промышленная ОРГАНИЗАЦИЯ, вынуждены были включить в основной пункт нашей практической программы ПЕРЕВОРОТ, хотя бы и ВООРУЖЕННЫЙ»!

Имея реальные рычаги управления на экономику через представителей «лучших людей России», организовать дефицит продовольствия «в обеих столицах» было делом техники (в 1990-91 гг ту же схему создания очередей-"хвостов" будут отрабатывать Попов с Собчаком, там же). Имея бывших выдвиженцев Поливанова в армии, добиться «нейтралитета» ее части – тоже делом техники.
Nakleyka2.jpg
Тоже броневик!

Имея фактически уже параллельные структуры власти через ВПК, организовать «народ» на местах – ну, понимаете! А общее отвращение общества Николаем II было таким, что даже церковь не удержалась, чтобы не плюнуть в его сторону. Фактически 99% населения страны мечтало увидеть «Николашку» в гробу, в белых гамашах.
Nakleyka3.jpg
Вот и рвануло... Осталась только формальность: получить отречение самого Николая, за что взялся... ну, конечно же, лично Гучков! (хочешь сделать хорошо – сделай это сам). На «всё про всё» ушло чуть больше месяца. Какой там литературный Остап Бендер, – в жизни все много круче!

Вот так делаются «революции», а вы: «Движение масс», «классовая борьба», «пассионарность...», ага.

PS. Да, что стало с «хероями» нашего рассказа?
Гучков, конечно, сбежит в эмиграцию, где бедствовать не будет, что характерно. Будет заниматься тем же (военный переворот в Болгарии, убийство посла России - Воровского и т.п.), в 1936 г. вполне благопристойно помрет в Париже.

Поливанов, военспец Красной Армии, умрет в 1920 г. от тифа во время ведения мирных переговоров в Риге.

В этом мундире его и похоронят в Петрограде...

А ВПК «прихлопнут» большевики в октябре 1917-го...
Nakleyka4.jpg
Tags: зарубки, история, маразм крепчал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments