June 10th, 2018

150 рейхсминистерских грамм, или где Штирлиц брал кофе?

Cafe1
Поскольку в предыдущей паре записей помянули бомбежки союзниками стран оси, нужно отметить, что хотя формально они вроде бы ложились в довоенную доктрину Дуэ о «доминировании воздушной мощи», была одна тонкость. Первые пару лет Второй мировой войны показали, что доктрина, как бы сказать помягче, не «катит». На бумаге разрушение военного потенциала врага с воздуха и подавление его воли к сопротивлению выглядели вроде бы хорошо, но реальность была настолько суровой к идеям Дуэ, что в феврале 1942 г. англичане даже задумали расформировать свое Бомбардировочное командование, как не оправдавшее надежд.

И тут возник известный персонаж – Артур «Бомбер» Харрис, проходящий среди своих подчиненных под кличкой «Мясник». Он предложил сменить парадигму бомбардировочных кампаний: «Если мы не можем попасть в завод, то в город-то мы попасть можем! Давайте бомбить города!» Чем «это» отличалось от идей Дуэ о «моральном сломе противника»? А тем, что никто морально немцев и их союзников подавлять уже не пытался – основную идею бомбежек Харрис выразил так: «Наша задача убить как можно больше бошей, прежде чем они капитулируют!» (Это к известному вопросу «Зачем был нужен Дрезден?»)

А что ж противоположная сторона? Ведь уничтожение «англосаксами» целых городов Германии не могло не отразиться на моральном состоянии населения, которое, тем не менее немцы сохраняли на достаточно высоком уровне практически до логического конца.

Как? Слово одному военному атташе в Берлине:
Collapse )