February 19th, 2017

Два алкаша на одном снимке



Всегда интересовало, как до самого конца войны люфтваффе сохраняли «боевой дух» своих пилотов, тогда как ситуация все больше становилась «пиковой»... Секрет был однако прост, - неумеренное употребление «антидепрессантов»: «А разве кто-то может отказать людям, которым осталось жить возможно несколько часов?»(с)

Для антуража типичная картина маслом: эскадрилья из шести «мессеров» прибывает в Магдебург 21 мая 1944 года (два самолета летели почему-то с выпущенным шасси). Заруливают. К удивлением «местных», пилоты как-то «подозрительно» вылезают из кабин, стараясь не отпускать своих «верных росинантов». Командир эскадрильи бодро докладывает своему начальнику в одном из истребителей – подполковнику Крупинскому: «Эскадрилья в составе шести самолетов прибыла. Один пилот нездоров» (обер-фельдфебель Грилль блюет, держась за крыло своего «мессера»). Подполковник Крупинский, все еще сидя в кабине в презервативе и пенсне пижаме и парашюте, с трудом командует: «Сбегайте к командиру группы за какой-нибудь формой для меня»...

А на снимке один из ведущих асов лета 1944 г. II группы истребительной эскадры JG300 из составе воздушного флота «Обороны Рейха» Конрад Бауэр. На вопрос видевших впервые надпись на его самолете - «Корньярк», а также надпись на борту ведомого – «Шнарпс» (кто сказал «Коньяк» и «Шнапс»?), он отвечал: «Да, это не нордические христианские имена, это - название духана духов».

Из воспоминаний: «Во флоте «Обороны Рейха» никогда особо не заморачивались с соблюдением формы одежды или уставных отношений, но Бауэр был запределен... И главное, – он «закладывал» явно больше, чем позволяло его здоровье. И перед вылетом и после него. Казалось, это почти не влияло на его качества пилота».

«А что оставалось? Эскадрильи формировались из бывших пилотов многомоторных машин (бомбардировщиков и транспортников), переведенных в истребители, либо из только что оперившихся выпускников летных школ. Атмосфера была не та, что раньше, отнюдь не товарищеской, зато было много выпивки... В воздухе враг был справа, был слева, единственный шанс выжить – выпрыгнуть вовремя с парашютом... Лучше быть пять минут трусом, чем мертвым на всю оставшуюся жизнь».

Выпивка вела к падению дисциплины, снижению внимания и реакции пилотов, и в конце концов к росту потерь «старых бойцов». На смену им поступали неопытные пилоты, чье подавленное состояние только увеличивало «потребление на душу населения», а это вело к еще большим потерям. Заколдованный круг...

Да, а кто второй «алкаш»? Да сам самолет. Обратите внимание на круг на капоте – FW190A-8 оборудован системой впрыска «водно-спиртовой смеси» для форсажа мотора на малых высотах. Кстати, на первых послевоенных американских реактивных самолетах также стояла система «водяного» форсажа. Название не должно обманывать, для исключение коррозии топливной арматуры в «состав» добавлялся ОН в православной пропорции. Просто, так называлось, чтобы пилоты... того, ну сами понимаете :-)

PS. «Шестерка «мессеров» взлетела, соблюдая на редкость идеальный строй... - Да они пьяны в зюзю! - заявил опытный механик, глядя им вслед».